Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Перейти к началу статьи >>>

Больная  М., 41  год, обвиняется в убийстве своей 6-тилетней дочери. Росла  и  развивалась,  не  отставая  от  сверстников.    В  школе  пошла   с  7  лет. Всегда была общительной, активной, педантичной, целеустремленной, безвозмездно оказывала помощь другим. Во всем  стремилась  быть  первой, ревностно  относилась  к  школьным  оценкам.   Со  школьных  лет увлекалась  спортом, имеет  второй  разряд. С  отличием  закончила  и среднюю  школу, и техникум  с  красным  дипломом, работала  по  специальности, училась  на  вечернем  отделении политехнического  института. В  1982  г.  вышла  замуж, но через 2 года инициировала развод из-за алкоголизма мужа.

В 1986  г. стала ощущать "усталость  от  жизненных  неурядиц", потеряла тонус, появились чувство какой-то внутренней "измененности и неопределенности", сомнения "в линии своей жизни", стала задумываться над своей судьбой. Чтобы собраться с мыслями и отдохнуть уехала в  деревню. М. в надежде "получить ориентиры в жизни" обращалась к гадалке. На  обратном  пути домой в  поезде  случайно  познакомилась  со  священником, заинтересовалась его рассказами на исторические темы  и об основах  православия. Появилось чувство существования Бога, который может дать ей защиту в жизни.

В  1987  г.   вторично вышла замуж, однако, через  6  месяцев развелась из-за скандалов с мужем, который  жестоко  избил ее. Опасалась,  что  муж  убьет ее, скрывалась от  него, уволилась  с  работы, сняла  квартиру, поменяла  место  жительства.

В  1989  году заключила  третий брак. В  1990  году родилась  дочь. Беременность  протекала  без  патологии, роды  в  срок. В  возрасте  1  месяца  у  ребенка  развилась  желтуха  новорожденных, стали  нарастать  симптомы  энцефалопатии. Много  времени  посвящала  ребенку. Появилось  чувство  непроходимой  усталости, раздражительность, конфликтность. Была  недовольна своим  состоянием, мужем, считала, что  он  стал  циничен, пренебрежителен  по  отношению  к  своей  семье. Появились  частые  головные  боли. В  течение  3  месяцев  ощущала  резкое  снижение  работоспособности, апатичность, большинство  времени проводила в  постели. В  1991  г. у  дочери  выявили  патологию  почек.

С этого времени появились  мысли  о  наведенной  на  семью  порче, о  том, что  люди  из  окружения  мужа  занимаются  энергетическим  вампиризмом. Стала  интересоваться  нетрадиционной  медициной, биоэнергетикой, собиралась  таким  образом  вылечить  дочь. Со  временем  обнаружила  у  себя  способность  с  первого  взгляда  определять, кто  из  целителей  может  ей  помочь, а  кто  принесет  вред. В  этом  же  году  решила, что  муж ей  изменяет, якобы отлучаясь    в  командировки, он  тайно  посещает   любовницу. Сделала  аборт, чтобы  "не  творить  детей  от  этой  твари". Подозревала  секретаршу  мужа. Ходила  к  ней, угрожала  навести  порчу. Выгнала  мужа  из  дома.

В  1992  г. поехала  в  Москву  в  школу  Юрия  Лонго. Окончила  месячный  начальный  курс, получила  диплом  колдуна-бакалавра,  продолжать  обучение  не захотела,  поняв, что  Лонго  черный  колдун. В  этом  же  году стала  заниматься  в  Московской  академии  нетрадиционной  медицины  Федоренко. Полученные  знания  применяла  в  жизни,  лечила  дочь  травами  и  гомеопатией. Кроме  того, обучалась то у  экстрасенса, то у целителя-колдуна, то на курсах  трансцендентной  медитации.

Все  это время  муж  помогал  материально, давал  достаточно  средств на  воспитание  дочери, но М. в  1993  г.  добилась развода. В  конце  1993  г.  муж  пробовал  восстановить  отношения, часто  навещал  дочь. Однажды он пригласил М.  в  фешенебельный  ресторан. В  его поведении  многое  казалось  ей  подозрительным, когда он  отлучился  из  зала, один  из  посетителей  ресторана  пригласил  ее  на  танец. В  его  речи  услышала  фразу: "Далеко  не  уйдете!". Поняла, что  нужно  спасаться, потащила  вернувшегося  мужа  к  машине. Заметила  идущих  за  ними  людей, одному  из  них  брызнула  из  газового  баллончика  в  лицо. Неожиданно  выскочили  какие-то  люди, жестоко  избили  мужа, причинив ему увечье. После  случившегося жизненная ситуация казалась ей безвыходной.

В 1995г. в поисках "духовной опоры" согласилась с приглашением познакомиться с новым культом "Светоносцы  Мира". Увлеклась  учением  этой  секты. Изучала  религиозную  литературу  под  руководством опытной наставницы. С   конца  1996 г. начала интенсивно использовать  Интернет, чтобы войти в контакт с находящимся  в  США центром секты и установить личные связи с "приближенными". Нашла  себе  постоянного    партнера  по  переписке, возникло чувство мысленной  связи с ним. На этом фоне в  1997 г. развилось  состояние  непрерывного  беспокойства, испытывала  чувство  неудовлетворенности  собой, окружающими. Стала  подозрительной, считала, что  все  друг  друга  обманывают. По указанию наставницы начала особо усердно вникать в смыслы "Велений" и заниматься  медитацией. Тогда впервые  услышала  звучащий  в  голове  добрый, нежный  и  теплый  голос  бога  Эль-Мориа. Ощутила  состояние  восторга  и  счастья  от  осознания  того, что  она приходится  божьей  дочерью. Голос  говорил  о  справедливости, о  нравственности, о  деньгах, о политике,  о  взаимоотношениях  человека  с  богом, о наступлении  эры  Водолея  и   необходимости  борьбы  с  силами  зла, сатаной. Стала  действовать  по  велению  мыслей, вкладываемых  ей в голову  богом. Была  счастлива от осознания  того, что  вместе  с  богом  борется  за  процветание  человечества. Расклеила  на  дверях  квартир  своего  дома  объявления  угрожающего  характера, подписываясь  как "мать Эль-Мориа". Разбила  соседке  дверной глазок "со  встроенной  видеокамерой". Тогда  же  в  своей  квартире  начала  "строить  рай"  из  уличных  камней, представляя  себя  властелином  земли, женой  Эль-Мориа –  вознесенного  владыки, бога, который  способен  материализоваться  в  теле  любого  земного  мужчины. В таком состоянии  бригадой  скорой  помощи  была  впервые  госпитализирована в  психиатрическую  больницу. В стационаре  находилась 2 месяца. В результате активной  терапии  нейролептиками  продуктивная  симптоматика  редуцировалась. Выписана с  диагнозом:  "Органический  аффективный  психоз" в августе 1997 г.

После  выписки продолжила посещение секты, читала там  новые  послания "Светоносцев  Мира",  переведенные  на  русский  язык в которых, в частности, говорилось о необходимости    "дать решительный бой сатане". Члены секты приветствовали ее усердие, рекомендовали еще глубже вникать в предписания "Велений". На этом фоне с января  1998  г. вновь  стала  слышать  голос  бога, звучащий  внутри  головы. Голос  поведал, что  "по  всемирному  календарю  Рериха"  22  марта  наступает  новая  эра. Следила  за  приближением  этой  даты. За  три  дня  до  наступающего  события, услышала  голос, который  сообщил: "Если  хочешь, чтобы  людям  было  хорошо - начинай". В  ночь  с  21  на  22  марта  не  спала, "весь  организм  был  поглощен  борьбой  между  добром  и   злом". Затем  "бог  показал", кто  живет  в  ее  дочери. В  виде  цветных  картинок  увидела  сцены  своего  зверского  убийства  от   руки  девочки, как  та   вывернет  ей  руки, отрежет  стопы  и  кисти, отрубит  голову, чтобы  Господь  не  возродил  ее  на  небе. Во  время  беседы  с  "богом" на  кухню вошла дочь,  как  казалось М. "в  образе  дьявола". Поняла, что  дочь  пришла ее убивать, и  что  предотвратить  свою гибель можно  только  тем, что  сама "убьет  дьявола  в  теле  дочери". Голос  бога Эль-Мориа  отдавал  приказы: "Убей, убей, убей". Тогда,  ударив  дочь  между  глаз  горящей  свечой, связала ей  платком  руки  и  ноги, била, пыталась  задушить. Когда  дочь  перестала  двигаться,  зажгла  свечу, провозгласив  себя  богиней  любви  Валентиной. Вдруг  опять  увидела "дьявола  в  виде  воскресшей  Насти". "Тогда  началась  последняя  кровавая  битва". Била  дочь  по  голове  и  телу  деревянной  вешалкой, молотком. Затем  перетащила  труп  в  комнату, переломала  руки  в кистях, сняла одежду, стригла  волосы  на  голове   и  положила  тело   на  полу   в  виде  креста, лицом  вниз. В  какой-то  момент  почувствовала, что  давно  не  слышала "ласкового,  как  колокольчик  голоса  дочери". Пыталась  оживить  дочь  молитвами, совершала  религиозные  ритуалы.

Когда 24 марта ее в таком состоянии застали соседи, она сразу была  госпитализирована   в психиатрическую больницу. Там в  течение  первых  2  недель  находилась в остром психотическом состоянии: то делала какие-то нелепые движения телом и руками, то рвала  и  разбрасывала  вещи, то сидела  на  кровати  в  вычурных  позах для "энергетической подзарядки". Была напряжена, подозрительна. Все  это  время  находилась  в  состоянии  неустойчивого  аффекта, с  преобладанием  повышенного  фона  настроения, перемежающегося  с  периодами  его  снижения, плаксивостью. Затем  стала  преобладать  апатия  с  амбивалентностью  и  неадекватными  эмоциональными  реакциями  в  оценке  содеянного: то  сожалела, плакала, говорила, что  должна  теперь  наложить  на  себя  руки  или  уйти  в  монастырь, то  с  радостью   заявляла, что  душа  дочери  спасена, а  сатана  убит. Просила  отпустить  ее  домой  заплатить  за  квартиру, то   с  явным  удовольствием рассказывала  о контактере  из  интернета. Себя называла только  Валентиной - женой  бога  Эль-Мориа. Гордо  заявляла, что  совершила  подвиг, убив  сатану  в  теле  дочери, будучи  уверенной, что  через  несколько  дней  произойдет  ее  воскрешение. Через  неделю лечения  нейролептиками, отметила  исчезновение ощущения, что  ее  телом  кто-то  управляет. Через 2  недели  пребывания  в  стационаре,  после  увеличения  дозы  галоперидола  постепенно  снизилась актуальность  бредовых  идей. Стала  сомневаться  в  возможности  воскрешения  дочери, отметила  исчезновение  голоса  "бога", который  слышала  ранее  внутри  головы. В  течение  следующей  недели начало формироваться  критическое отношение  к  своему  состоянию  и  совершенному убийству дочери. Часто  вспоминала  о  дочери, много  плакала, обвиняла  себя  в  содеянном, просила  отпустить  на  могилу  дочери.

В таком состоянии М. была освидетельствована СПЭК, которая пришла к заключению, что она страдает шизофренией и невменяема. Родственники  со  стороны  мужа, подозревая М. в симуляции, были не согласны с этим заключением и потребовали его пересмотра. Ей была проведена повторная ССПЭ, которая подтвердила    первое заключение.

С ноября 1999 г. М. находилась на  принудительном  лечении. Психическое  состояние. Знает, что находится в психиатрической больнице на лечении. Охотно  делится  переживаниями. При  воспоминании  о содеянном наворачиваются  слезы, понимает  болезненный  характер  своего  состояния   в  тот  период. Эмоционально высказывает    опасения  повторных  обострений. Надеется, что  аккуратный  прием  лекарств позволит избежать их. Продуктивной  психотической  симптоматики  нет. Расстройств  мышления  и  эмоционально-волевых  нарушений  не  отмечается. М. общается  с  сохранными  больными, много  читает, находится  в  курсе  всех  литературных  новинок. На  свиданиях  с  матерью  доброжелательна, интересуется  здоровьем  родных.  Подтягивает  по  математике  приходящего  на  свидания  племянника. Однако категорически отказывается от активных попыток ее навестить наставницами из секты. Считает, что они "запутали" ей голову. По мере пребывания на лечении все более свободно рассказывает  о вовлечении  в  секту и своих переживаниях, приведших к трагическому событию.

Согласно описанию М., "в  группе  "Светоносцы  Мира", создана очень  интересная  концепция  формирования  души  человека. У  меня  самой  были  какие-то  поверхностные  знания  обо  всем  понемногу: об  астрологии, о  целительстве  и  т. п. Но  когда  я  стала  читать  литературу "Светоносцев  Мира", я  подумала: "О  да, ведь  это  как  раз  то, что  мне  нужно –  здесь  есть  ответы  на  все  вопросы". Там  связь  даже  не  просто  с  астрологией, а  с  космической  астрологией, причем  эта  информация  от  Профет, которая  живет  в  Америке. Там  существует  очень  мощная  группа  с  1984  или  1986 г. Каждому  предписывают  читать  "Веления" по  три  часа  в  день  минимум. Допустим, я  читаю  эти  "Веления" 23  марта для  того, чтобы  скорректировать  свою  карму, то есть  избавиться  от  негативов,  накопленных  в  прошлом  воплощении. Понимаете,  как  это  интересно? Вы  можете  на  что-то  повлиять, что-то  изменить.  Ты  не  просто  приходишь в Православную  Церковь, молишься, причащаешься  и  ждешь  чего-то, а берешь  руль  в  свои  руки  и  становишься, как  бы  хозяином  своей  судьбы. Единственное  условие - читать   "Веления". Разве  это  не  здорово? Это  же  элементарно  просто  и  заманчиво. Когда,  находясь  уже  в  психиатрической  больнице, я переоценивала  свое  состояние, я  задавалась  одним  вопросом: как  же  я  не  уловила  нюанса  агрессии  в  этих   "Велениях". Ты  как  бы  обращаешься  к  светлой  иерархии (Архангелу  Михаилу) и  не  просто  просишь, а  требуешь  помощи. Ты  не  маленький  человек, а  ты  сам  чуть  ли  не  владыка  и  в  твоих  руках  не  просто  судьба, а  чуть  ли  не  судьба  всего  человечества; ты  не  простой  смертный, а  что-то  можешь  изменить, и  даже  не  изменить, а  всю  эту  нечисть   разогнать. Ты  требуешь  у  этих  светлых  сил, чтобы   они  связали  этого  стража  порока, который  является   символом  зла. Чтобы  его  убрали  и  освободили  землю. Когда  читаешь  "Веления", у  тебя  развивается  эгоистический  стержень. Все  "Веления" заканчиваются  словами: "Я  и  Эль-Мориа –  одно". Постепенно  и  мне  стало  казаться, что  я  и  Эль-Мориа   –  одно, что  я –   его  пламенный  близнец, его  невеста  и,  как  говориться,  пошло-поехало. Тем  более  в  моем  окружении, появился  астролог, который  подбирал  мне  специальную  литературу. Я  иногда  пишу  стихи  и  мой  астролог (женщина) говорила  мне: ну  надо  же, у  тебя  стихи  как  у  Эль-Мориа; посмотри,  у  тебя  же  с  ним  один  стиль, ты  подумай, ведь  пламенный  близнец  у  Эль-Мориа  находится  на  земле. Я  тебя  познакомлю  с  одной  "яснослышащей". Привела  ко  мне  в  дом  какую-то  женщину, которая  стала  набиваться  ко  мне  в  подруги. Звонила  мне,  писала   какие-то  записки  и  говорила, что  она  в  контакте  с  Эль-Мориа  и  это  он  пишет  мне  эти  записки. В  записках  были  какие-то  объяснения  в  любви  и  т. п. И  вот  я  читаю  "Веления", представляю, что  моя  сущность  контактирует  с  Богом. У  меня  связь  c   вознесенным  владыкой Эль-Мориа. Дальше  пошли  подтверждения, что  я  его  пламя-близнец (а,  значит,  и  жена). И  вот  я – жена  самого  Эль-Мориа, появилась  мания  величия, что  я  не  просто  так  на  земле, а  для  того, чтобы  очистить  атмосферу  на  земле  и  люди  стали  бы  чистыми. Я  искала  сатану  и  вышла  в  бой  с  темными  силами, поскольку  я -   пламенный  близнец  самого  Эль-Мориа. Я  должна  была  сразиться  с  самим  сатаной, а  он  находится  на  земле  в  каком-то  облике  и  мешает  людям  жить. Я  должна   найти  сатану   и  убить  его. Два  или  три  дня  я  громила  и  выкидывала  вещи. А  когда  я  достигла  апогея  в  своем  состоянии, помню, что  я  зашла  на  кухню  и  дочка  подбежала  ко  мне, стала  что-то  говорить  и  у  меня  возникла  мимолетная  картинка, что  у  нее  вместо  лица  свиное  рыло  и  для  меня  это  явилось  доказательством  того, что  сатана  в  ней. И   тут  я  поняла,  какую  на  меня  возложили  задачу. По  концепции  Эль-Мориа,  божественная  сущность  не  умирает, я  должна  убить  только  тело, потому  что  в  тело  спрятался  сатана,   он  материализовался  через  мою  дочь. Если  я  убью  тело, то  божественной  сущности  моей  дочери  не  будет  никакого  вреда, а  спасу  ее  от  сатаны, выполню  свою  миссию  и  спасу  людей".

То, что М. страдает шизофренией,   в особых доказательствах не нуждается. Проблема данного наблюдения сложнее:  как в психопатологическую линию развития эндогенного процесса вплелась и стала стержневой фабула квазирелигиозного учения. При всей нелепости этого учения  М. восприняла его (как и другие адепты секты) полностью, без критики, и, что самое главное, оно не нашло фабульного психопатологического видоизменения. Стало быть – это не ее индивидуальное бредовое творчество как позитивный синдром, а индуцированное бредовое образование.   

  В анамнезе М. с 1986 г. прослеживается появление и развитие личностного схизиса, что позволяет отнести начало эндогенного процесса к тому времени. До этого – высокая адаптационная активность и продуктивность: успехи в спорте, дипломы с отличием, хорошая работа, инициативность, стеничность, лидерство в семейной жизни. Без видимых внешних причин в этом году у М. появляется ранее ей незнакомое чувство "усталости от жизни", возникают первые деперсонализационные расстройства в широком спектре.

С.Scharfetter (1985) среди широкого спектра расстройств самосознания выделяет, в частности, расстройства витальности (снижение или исчезновение истинности, реальности своего существования), активности (ощущение ослабления физической активности, с затруднением мышления, ослаблением физических возможностей), целостности (с нарушением восприятия себя как единого целого, появлением ощущения раздвоенности Я), границ самосознания  (характеризуется ослаблением, а иногда и исчезновением  различия между реальностью  и воображением, между существующей личностью  в действительности и личностью воображаемой) и идентичности самосознания. Все эти расстройства, характерные для исподволь начинающегося шизофренического процесса, развиваются во взаимосочетании и определяют конкретное поведение М.

Больная теряет уверенность в жизни, в своем Я, появляются и нарастают чувства "внутренней измененности и неопределенности", своей незащищенности. Тогда же впервые возникают  тенденции к метафизическим переживаниям, к мистическому искательству смысла своего Я в мире. Больная пытается понять себя, она ищет ответы у гадалки и православного священника, обращается к колдунам, экстрасенсам, астрологам. Тревожная неопределенность отражается в изменениях социального функционирования. В 1987 г. выходит замуж, но через 6 месяцев убегает из дома, увольняется с работы, скрывается, опасаясь мужа. В 1989 г. третий раз выходит замуж, но и этот брак воспринимается как неудачный: муж –  циник, он пренебрежителен  по  отношению  к  своей  семье. Появляется  резкое  снижение  работоспособности, апатичность, проводит большую часть  времени в  постели. Тревожная неопределенность в отношении к мужу трансформируется во враждебность к нему с развитием идей ревности с последующими явно бредовыми интерпретациями: с этого времени (1991г.) появились  мысли  о  наведенной  на  семью  порче, о  том, что  люди  из  окружения  мужа  занимаются  энергетическим  вампиризмом.    

Отмеченный в этот период интерес к нетрадиционной  медициной, биоэнергетике скорее всего исходит от бредовых идей порчи и энергетического вампиризма, хотя мотивация подобным образом  вылечить  дочь может и не представляться парадоксальной. Однако обнаруженные М. у  себя  способности  с  первого  взгляда  определять, кто  из  целителей  может  ей  помочь, а  кто  принесет  вред – уже явно вне психологии.

В современном менталитете "научной  мистики"  интерес к оккультизму, астрологии уже не является парадоксальным. Поэтому поступление М. в  школу  Юрия  Лонго, получение  ей диплома  колдуна-бакалавра может быть естественным продолжением линии жизни, но явно непонятно, что "озарило" М. будто Лонго  черный  колдун. Она меняет учителей,  то обучалась у  экстрасенса, то у целителя-колдуна, то на курсах  трансцендентной  медитации  -   все это должно быть объяснено нарастанием расстройств самосознания,  неудовлетворенностью поиска смыслопонимания ощущаемого нового  Я.

Вскоре происходит явно психотический эпизод. Когда в 1993г. муж  пригласил ее в  фешенебельный  ресторан, то его  поведение показалось  ей  подозрительным. Когда от постороннего человека вдруг услышала  фразу: "далеко  не  уйдете!", охватил страх, поняла, что  нужно  спасаться, одному  из  "преследователей"  брызнула  из  газового  баллончика  в  лицо.

В дальнейшем у М. продолжают развиваться  явления деперсонализации, недопонимания своего  Я. Постоянное восприятие  идей оккультизма способствует закреплению у  больной  магического  мышления и создает предпосылки к некритичному  восприятию  различного  рода  религиозно-мистических  воззрений.

В 1995 г. именно в поисках "духовной опоры" она согласилась познакомиться с новым культом "Светоносцы  Мира" (хотя при отмеченных предпосылках она могла оказаться и в другой тоталитарной секте), увлеклась их  учением, читала  религиозную  литературу  под  руководством  опытных наставниц, постепенно  погружаясь  в  псевдомир, где  разворачивалась  борьба  между  добром  и  злом,  Богом  и  сатаной. "Веления" императивно  заставляли  М. включиться  в  эту  "войну".  Она  получала  якобы  реальные  ответы  от  бога  Эль-Мориа, в  виде  записочек,  приносимых  адептами  секты.

Постепенно М. почувствовала  себя  в  центре  этой  борьбы, что одобрялось  другими  адептами. На  этом  фоне в 1977 г. у нее развернулся острый  психотический  приступ, вся фабула  которого индуцирована манихейским учением тоталитарной секты "Светоносцы Мира" –  она репродуцируется в высказываниях, заполняет своим содержанием псевдогаллюцинации, определяет аффективные расстройства и поведение больной.

Ремиссия носила медикаментозный характер, на фоне послабления псевогаллюцинаций М. продолжала посещение секты, изучала там  новые  послания "Светоносцев  Мира".  В  январе начался рецидив психоза: вновь  стала внутри  головы слышать  голос  бога, этот голос сообщил дату начала новой  эры. За  три  дня  до  обозначенной даты услышала  голос, который  сообщил: "Если  хочешь, чтобы  людям  было  хорошо – начинай". В  ту же ночь  развился острый психоз с  манихейской фабулой (ключевым событием которой является наступление Армагеддона) учения секты и с соответствующими яркими зрительными и императивными ("убей, убей, убей") галлюцинациями, которые и привели к убийству дочери. Психопатологическая  картина  последнего  приступа  еще более отражает  учение  секты  о  необходимости войны с  сатаной  и  победы  над  ним.

После стационирования в  течение первых  2  недель  отмечался выраженный феноменологический полиморфизм смеси  явно психотических расстройств с фабулой сектантского учения (называла  себя  Валентиной – женой  бога  Эль-Мориа, гордо  заявляла, что  совершила  подвиг, убив  сатану  в  теле  дочери, была уверена, что  через  несколько  дней  произойдет  ее  воскрешение -  с  радостью   заявляла, что  душа  дочери  спасена, а  сатана  убит).

Лечение  нейролептиками постепенно купировало психотические расстройства и в дальнейшем, когда стало проявляться критическое отношение к голосу  "бога" и к содеянному (с эмоционально адекватным отношением к случившемуся и с опасениями  повторных  обострений), М. категорически отказалась поддерживать какие-либо связи с адептами секты. Отрыв от индукторов квазирелигиозного учения постепенно привел к достаточно критическому переосмысливанию этого учения с вполне откровенным и полным рассказом о том, как она оказалась в секте и преобразилась от общения с богом Эль-Мориа.

В данном  клиническом  примере феноменологический полиморфизм  обусловливается  сочетанием психопатологических  симптомокомплексов,  характерных  для  текущего шизофренического процесса,  с  фабулой ритуальной  борьбы  против  сатаны, как  основной  идеи  мистического  учения  религиозной  тоталитарной  секты, под воздействием которой оказалась М.

Литература

115. Кондратьев Ф.В. Социокультуральный фон в России конца ХХ века и его феноменологическое отражение в психопатологии // Социальная и клиническая психиатрия. Том 4, вып.2.  М., 1994. – С. 135 – 139
139. Кондратьев Ф.В.  Подсознательные формы коллективного реагирования и поведения в новых «конфессиональных» группах на современном социокультуральном фоне // Журнал практического психолога. 1997. № 4. С. 94 – 102.
170. Кондратьев Ф.В.   Влияние деятельности "сект"  на  здоровье  и дееспособность     адептов    с     психическими расстройствами //"Практика  судебно-психиатрической экспертизы". Сборник № 38. Под редакцией Т.Б. Дмитриевой. М., 2000. – С. 179 -193 (в соавт. с:  Харитонова Н.К.,  Королева  Е.В., Шамирова М.В.).
171.   Кондратьев Ф.В.  Проблема    религиозных   культовых    новообразований    ("сект")    в психолого-психиатрическом аспекте // Аналитический обзор. М., 2000.  – 100 с.
203. Кондратьев Ф.В.  Виды социально значимого поведения, связанные с религиозностью человека (судебно-психиатрические аспекты). Пособие для врачей. М., 2006. – 52 с. 
Бондарев Н.В.  Взаимодействие служб психического здоровья с 
лечебно-профилактическими учреждениями в оказании помощи пострадавшим от 
деятельности религиозных деструктивных культов // Материалы конференции. –            
СПБ.:  СПбГМУ, 2004. – С. 9-11.
Galanter M. Cults and Zealous self-help movements: A psychiatric  perspective. Am. J.  
Psychiatry.  № 147. -  1990. -Р.  543 – 551.