Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Кондратьев Ф.В. «Правозащитное» злоупотребление психиатрией (клинико-политическое представление истории российской  психиатрии)

 

31. Институт им. Сербского как «Инструмент репрессивной психиатрии» и  два слова про «давления» по делу полковника Ю. Буданова

Кто-то захотел через Интернет познакомиться с Институтом им. Сербского и открывает «Википедию» с этим названием. Я открыл, когда было указано:  «Эта страница последний раз была отредактирована 9 марта 2017». Смотрю-читаю раздел «История центра», здесь он назван как «Инструмент репрессивной психиатрии». Уже первое предложение: «В Советском Союзе психиатрические больницы часто использовались властью для изоляции политических инакомыслящих, чтобы дискредитировать их взгляды, сломить их физически и морально» – ну, вот, началась тенденциозно хулительная инсинуация. Откуда это «часто использовались властью для …»?  – это взято из текстов «правозащитников»-хулителей, злоупотребляющих психиатрией. И ссылки идут на тех же подрабинеков, прокопенко, коротенко-аликиных, глузманов, пшизовых, переподпевальщика Ворена и плюс еще несколько иностранцев (Reich W., Richard J., Bonnie L.L.B., Glasser S.B. и им подобным), которые повторяют те же картинки из «правозащитной» карусели. Но ведь это «Википедия», авторитетный информационный ресурс, как же глубоко проникла преднамеренная, хулительная дезинформация!

Далее пишется, как подтверждение сказанному: «Некоторые из специалистов НИИ им. Сербского имели высокий авторитет в МВД — например, печально знаменитый Даниил Лунц, заведовавший 4-м отделением, куда направлялись на экспертизу арестованные по политическим статьям, и охарактеризованный Виктором Некипеловым как «ничем не отличавшийся от врачей-преступников, которые проводили бесчеловечные эксперименты над заключёнными в нацистских концлагерях». Д.Р. Лунц имел чин полковника госбезопасности, Г. В. Морозов — генерала». «Википедия»! как же так можно?! Ну, Некипелов — какой может быть спрос с этого никому неизвестного «поэта, публициста, правозащитника» из Московской Хельсинкской группы? Но ведь помещенные в «Википедию» его слова «ничем не отличавшийся от врачей-преступников, которые проводили бесчеловечные эксперименты над заключёнными в нацистских концлагерях» приобретают совсем иной объем и смысл.  Поскольку Лунц работал в Институте им. Сербского, то где, как не в нем,  проводились эти «бесчеловечные эксперименты над заключёнными» – это уже характеристика Института, раз дан такой материал о нем в «Википедии» (я уж не говорю про «полковника» и «генерала» из госбезопасности).

Даже в пост советский период Институт характеризуется теми же и с тех же позиций. «Институт лишь приспособился к новым условиям, не проведя никаких реальных реформ». Не достойно так, как о «приспособленце», писать в «Википедии» – это, во-первых, а во-вторых, какие же «реальные реформы» необходимы? Роберт ван Ворен, генеральный секретарь международной организации «Глобальная инициатива в психиатрии» с упреком утверждает (и это повторяет «Википедия») «сфера судебной психиатрии в странах бывшего Советского Союза остаётся закрытой и влиятельной, сохраняется диктат московской психиатрической школы: судебно-психиатрическая практика активно контролируется Центром им. Сербского, и даже в странах Балтии по-прежнему соблюдаются предписания этого учреждения, а часть профессиональной подготовки возложена на его сотрудников» – что за «диктат», что за «предписания», какой «московской психиатрической школой»? Ну, нельзя же словоблудие этого «генерального секретаря международной организации»,  «почетного члена» и «рыцаря» (а по-моему, бизнес-пиарщика на проблемах психиатрии) цитировать в «Википедии» без проверки, без коррекции.

«Практически ничего не изменилось. Они в институте не испытывают угрызений совести по поводу своей роли при коммунистах. Это те же самые люди, и они не хотят извиняться за все свои действия в прошлом» — это авторство Юрия Савенко. «Система всё та же, менталитет тот же», — это уже утверждение Александра Подрабинека. Как всё уже знакомо! Правда к этим трафаретам добавлено новое имя, адвокат  Карен  Нерсисян позволил себе заявить: «институт Сербского не является медицинским учреждением, это орган власти». Судя по контексту, из которого «Википедия», выписала эти слова, можно быть уверенным, что этот адвокат ничего не знает об Институте им. Сербского. Вместе с тем, поскольку «Википедия» выбрала именно эту (как и предыдущие) цитату, то, к сожалению, можно говорить о тенденциозности содержания данной публикации, представленной в Интернете, и понимать, что и кто за ней стоит.

Заканчивается раздел «Инструмент репрессивной психиатрии» также тенденциозно как начался: «Многие судебно-психиатрические экспертизы, проводившиеся специалистами центра в постсоветское время, были назначены с целью признать невменяемыми высокопоставленных должностных лиц в случаях совершения ими изнасилований или убийств, как то было в Чечне с Юрием Будановым, который в конечном итоге был признан вменяемым и осуждён после более чем трёх лет судебных разбирательств». Прочитав этот абзац, моя совесть потребовала в конце этой главы дать своё пояснение про давления по делу Ю.Д. Буданова, поскольку экспертиза ему проводилась в  руководимом мной отделении, и я подписант всех актов (в том числе и расширенного, составленного МЗ СССР) о его невменяемости. Здесь же подчеркну хулительную тенденцию данной статьи «Википедии» об Институте им. Сербского: «Многие судебно-психиатрические экспертизы, проводившиеся специалистами центра в постсоветское время, были назначены с целью признать невменяемыми высокопоставленных должностных лиц в случаях совершения ими изнасилований или убийств . . .» – если автор этого заключительного абзаца приведет ХОТЬ ОДИН случай такого назначения, я готов взять все свои слова о «правозащитниках», злоупотребляющих психиатрией,   обратно и извиниться перед всеми ними.

 Далее в «Википедии» за этим разделом следует раздел Спорные экспертизы. Он написан, судя по контексту и тональности, всё теми же «правозащитниками», злоупотребляющими психиатрией. Здесь показаны результаты некоторых экспертиз, проводившихся сотрудниками Центра им. Сербского, с явным намеком на то, что они были политически заказными: «Тамара Печерникова, которая в советское время признала невменяемой поэтессу Наталью Горбаневскую», теперь дала заключение о невменяемости Буданова – ну, как не понять? – раз Печерникова, значит экспертиза заведомо ложная.

В этом разделе «Википедии» утверждается: «Начиная с 2000-х годов было немало случаев, когда люди, «неудобные» для российских властей, содержались в психиатрических больницах. Некоторые из этих людей проходили судебно-психиатрическую экспертизу в Центре имени Сербского и были признаны невменяемыми. Например, в 2003 году в Центре им. Сербского проводилась экспертиза Юрия Давыдова и Евгения Привалова — руководителей «Поэтизированного объединения разработки теории общественного счастья» (ПОРТОС). В ходе экспертизы им поставили диагноз «шизофрения» и признали невменяемыми. Защита настаивала на оправдании Ю. Давыдова и Е. Привалова как психически здоровых людей». Это приводится как пример «спорной экспертизы», но она никем, кроме адвокатов, не оспаривалась и до сих пор осталась в силе. Зачем же, кроме как хуления в первых двух предложениях, приводит «Википедия» этот текст?

В этом же разделе «Спорные экспертизы» подается как бесспорно правильное заявление Юрия Савенко, президента «Независимой психиатрической ассоциации», осуждающего заключение экспертов Центра им. Сербского о необходимости принудительной госпитализации Михаила Косенко, жертвы так называемого «болотного дела»: «Я выступал в суде по поводу заключения так называемых экспертов относительно состояния Косенко. Оно написано возмутительно небрежно, а диагноз притянут за уши». Если бы «Википедия» действительно хотела быть объективной в этом разделе «Спорные экспертизы», то она могла бы легко представить достаточно большой материал, показывающий, что приведенное заявление Савенко не более, чем очередное проявление «правозащитного» злоупотребления психиатрией.

 И в других публикациях Интернета, касающихся Института судебной психиатрии им. Сербского, можно отметить явное преобладание тенденциозных, ничем неподтверждённых, хорошо смонтированных хулительных текстов. Такая подборка не может быть случайностью!

Чуть выше упомянутая поэтесса (?) Наталия  Горбаневская. У неё в Интернете опубликован текст «Позорное наследие», который она представила в рецензии на книгу Виктора Некипелова "Институт дураков": «Я рассматриваю свою работу как часть коллективного труда по преданию гласности и, следовательно, обезвреживанию одного из зловещих островов советского ГУЛАГа, сегодняшней цитадели наивысшего бесправия и бесконтрольных опытов над беззащитным арестантским мозгом – института имени Сербского в Москве" (поэтично, не так ли?).

«Правозащитник» А. Подрабинек пишет: «Сведений о врачах-психиатрах, искренне считающих заключенных в психбольницы диссидентов душевнобольными людьми, у нас почти не имеется» (я бы сказал: плохо работаете, потому и «не имеется», снимите черные очки). А дальше уже явная, буквально «правозащитная карусель лжи» – кто у кого из этого круговорота переписывает уже трудно сказать. Подрабинек: «Но если врачи СПБ часто медицински неграмотны, то этого не скажешь о сотрудниках московского Центрального научно-исследовательского института судебной психиатрии им. проф. Сербского. Научные сотрудники, врачи, доценты, профессора, работающие в этом институте, поставлены на службу органов госбезопасности и внутренних дел. Свои знания психиатрии они используют для защиты политической власти, а не интересов больных. Их гневные выступления на страницах советской прессы, в которых они клеймят позором и обличают клеветников, утверждающих, что в СССР якобы за инакомыслие помещают в психбольницы, находятся в противоречии с их откровенными высказываниями в частных беседах». Интересно, с кем это из психиатров ЦНИИСП им. Сербского господин Подрабинек мог «откровенно» беседовать на такую тему?

В таком же духе пишет другой видный «правозащитник»-хулитель Э. Гушанский: «психиатрия – деликатнейшая область медицины – за несколько десятилетий была преобразована высшими государственными структурами СССР в карательную систему, используемую для подавления инакомыслия и расправы с неугодными» ...  «в послушную содержанку спецслужб и идеологических структур правящей Коммунистической партии». Эксперты института им. Сербского были примером «элементарной беспринципности, «верности долгу» или личной трусости психиатров-экспертов, состоящих на службе МГБ/КГБ».

Читаем в Интернете дальше. Сьюзен Глассер (Susan B. Glasser) из The Washington Post, США: «В советские времена в институте Сербского долгие годы содержались умственно здоровые политические диссиденты, которых накачивали психотропными препаратами, . . . принуждая их проходить судебно-психиатрическую экспертизу, результат которой был предопределен Комитетом государственной безопасности (КГБ).» –  откуда у  американки такое? Она, конечно, всё это могла снять только с «правозащитной карусели», раскрученной подрабинеками и прочими «правозащитниками»-хулителями. Переняв с карусели тренд движения, Глассер пытается дать своё очернение таких сотрудников Центра как Т.П. Печерникова и Г.В. Морозов. Мне страшно, если эта Сьюзен Глассер сама верит в то, что написала, и может предать свою хулительную мерзость читателям.

Есть, конечно, в Интернете и публикации без хуления судебной психиатрии и Центра им. Сербского, к таким публикациям, в частности, относится труд Татьяны Политиковой от марта 2017 года «Институт Сербского: история, отделения, адрес». Но и в этой публикации допущена неприятная ошибка: «В 1988 году институт был выведен из управления системы МВД и передан в ведение Министерства здравоохранения РФ»   –   недоброжелатели будут додумывать, что Институт шесть с половиной десятилетий, с 1921 года, был «органом МВД», такое ошибочное утверждение уже есть и на нем спекулируют «правозащитники».

Два слова  про «давления»  на Институт в связи с экспертизой полковнику Ю. Буданову, о которых специально писал Ю.С. Савенко.

В руководимом мной экспертном отделении Центра им. Сербского было выделено несколько коек для Центра судебно-медицинской и криминалистической экспертиз Министерства Обороны. На эти места поступали для проведения судебно-психиатрических экспертиз обвиняемые, дела которых вела военная прокуратура и которые были подсудны военным трибуналам. Этих подэкспертных готовили к освидетельствованию врачи-психиатры из Центра МО, а комиссии проводились под председательством профессоров Центра им. Сербского. Моя роль заключалась в консультативной помощи военным психиатрам и к участию, как члена комиссии, при экспертном освидетельствовании. Собственно, я определял, когда и с каким предложением решения экспертных вопросов будет проводиться освидетельствование. За все долгие годы этой работы на меня ни разу не было оказано какого-либо «давления властей», для полной достоверности моих свидетельств выше я уже упоминал единственный случай, когда директор Института Г.В. Морозов мне сказал: «Посмотри повнимательней, этим афганским делом интересуется Громыко и ООН» – и всё. Если это называть «давлением», то за нашими «правозащитниками» следует признать особый талант хулительства.

Полковник Ю.Д. Буданов был в моем отделении несколько месяцев, его готовили к первой, а потом ко второй экспертизе, члены которой были определены МЗ СССР (в комиссию входили ведущие профессора страны, среди них был и член НПА). За всё это время директор Центра им. Сербского Т.Б. Дмитриева ни разу у меня не спросила про экспертизу Буданову (и вообще никогда не спрашивала про экспертные решения, пока они ещё не были приняты – такой был модус отношений, который сложился ещё при Г.В. Морозове). Ю.С. Савенко такое просто не может понять – у него не тот менталитет: он сам давил и поэтому полагает, что и все другие «давят», это у него норма отношения <начальник – подчиненный> (вспомните как Савенко давил Э. Гушанского в связи с делом японской сеты «Учение Истины АУМ», выше я об этом упоминал). И вот в связи с экспертизами Ю. Буданову он позволяет в своем журнале писать: «Экспертиза Буданова – наглядный урок нам всем во многих отношениях… Первый урок состоит в том, что въяве вернулись прежние времена, что психиатрию снова используют по совсем еще не старым и не забывшимся сценариям. Более того, что это делают ветераны, те самые антигерои нашего предмета . . . В психиатрии это все тот же Государственный Центр им. Сербского. В деле Буданова ему пришлось … снова показать «политизацию психиатрии, когда административное управление переходит все границы: профессиональную, научную, этическую, послушно следуя внутриполитической конъюнктуре». Далее Ю. Савенко пишет: «урок состоит в понимании того, чего достигает власть, инициирующая заказную экспертизу? Она достигает желаемой тактической цели без всякого труда: есть Центр им. Сербского, монополист судебной психиатрии, чуть ли не единственное в мире учреждение такого рода, которое гарантирует требуемое заключение». Заканчивает свое писание этот «правозащитник»-хулитель отечественной психиатрии еще одним, седьмым «уроком», в котором ярко проявилось «бессилие чисто силового давления, даже когда оно преобладает и, кажется, правит бал. В деле Буданова безусловный монополист судебной психиатрии – Центр им. Сербского – уверенный в послушности суда и благоволении властей, собственно сам выступающий как представитель власти, тем не менее, в лице Дмитриевой чувствует, что его возможности ограничены одним этим измерением и организует утечку информации из своего Центра: она жалуется всем в Центре на оказываемое на нее сильное давление. Мы видим здесь не просто попытку спасти лицо, мы видим признание силы общественного мнения и репутации в профессиональном сообществе [1].

Здесь я упомянул дело Ю. Буданова, чтобы показать на нем пример грубого «правозащитного» злоупотребления психиатрией. Ну, откуда извлек эти свои  уроки  председатель НПА?   –   действительно  следует  признать  за  нашим лидером «независимых» психиатров упомянутый талант хулительства. Блестяще! После этого не нужно удивляться многочисленным повторам  типа: «советская система военного судопроизводства парализована из-за своей неспособности определить виновность подсудимого в сенсационном преступлении, которое может подорвать решимость правительства России продолжать свою жестокую войну в Чечне. Оказавшись в тупике, государство прибегло к помощи испытанного партнера советских времен – психиатров, которые многие десятилетия выполняли приказы и маскировали политические проблемы под душевные болезни» [2].

Если есть хоть частичка правды в утверждениях Савенко о том, что Т.Б.Дмитриева «жалуется всем в Центре на оказываемое на нее сильное давление», то должен ещё раз с благодарностью почтить светлую память Татьяны Борисовны: она меня от какого-либо давления уберегла и даже не сказала, что на неё давят.

А давление всё же было: было, но с другой стороны. Когда я изучал уголовное дело Буданова, то не мог не убедиться многочисленным «подставам» свидетелей со стороны обвинения, которые пытались его представить неким убийцей-маньяком, его пытались обвинить даже в изнасиловании Кунгаевой перед её убийством. Я проводил с Юрием Дмитриевичем многочасовые беседы и до сих пор абсолютно убежден, что он в момент совершения преступления находился в состоянии временного психического расстройства. Это состояние спровоцировала чеченка, которая сказала ему, что намотает кишки его дочки на автомат, и схватилась за оружие. А у его дочери как раз был день рождения. Но суд назначил вторую экспертизу, а когда она подтвердила мое заключение — третью. И третья, расширенная, назначенная МЗ РФ экспертиза,  сделала  такое  же заключение.  Тогда  назначили экспертизу в Чечне (вот уж где было давление!). Там психиатры решили, что он мог отвечать за свои действия, и его осудили...   Я уверен, что мы дали правильное заключение. А вообще-то, я по-человечески понимал Юрия, переживавшего свою беспомощность, когда снайперской пулей убивали и убивали его друзей-подчиненных, он писал письма близким погибших с просьбой простить его за то, что  он  не  уберег  их,  и  сам  больше  ничего не мог сделать, а тут обнаружил у задержанной Эльзы Кунгаевой синяки на плече от снайперской винтовки.

 

[1] – Савенко Ю.С. Дело полковника Буданова. Последняя экспертиза. Некоторые уроки судебно-психиатрической экспертизы полковника Буданова // Независимый психиатрический журнал, 3-2003.

[2] – Susan B. Glasser. Болезненное прошлое российской психиатрии вновь всплыло в судебном деле Буданова // The Washington Post, США. 15.12.2002.