Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Кондратьев Ф.В. «Правозащитное» злоупотребление психиатрией (клинико-политическое представление истории российской  психиатрии)

 

21. Что же показали миру «правозащитники»-хулители советской психиатрии?   

Я специально изучил все материалы Интернета и публикации в   статьях и книгах на темы, имеющие отношение к так называемому «злоупотреблению» психиатрией в карательных целях в Советском Союзе и в Российской Федерации. Практически все они отличаются четкой ориентацией на  однозначное  хуление российской психиатрии, являются явно политизированными и дают информацию, далеко не энциклопедично,  что следовало бы ожидать от Википедии и других специальных материалов. Судя по содержанию информации и приводимым ссылкам, стало совершено очевидным, что все эти тексты имеют одни и те же «правозащитные» тенденции и одни и те же источники.

Конечно, мне было интересно, на каком фактическом материале строились обвинения в злоупотреблениях психиатрией, кто имел компетенцию утверждать, что жертвами репрессивной психиатрии были психически здоровые диссиденты.

Среди обвинителей советской психиатрии в «репрессивных» мерах по отношению к диссидентам были (за исключением двух человек) люди,  совершенно не компетентные в психиатрии. Так, в основанной фельдшером скорой помощи А. Подрабинеком в 1977 году «Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях» её членами были В.И. Бахмин – программист с экономико-статистическим образованием, Ф.А. Серебров –  судимый с 17 лет вор, затем рабочий-электрик, Л.Б. Терновский – врач-фтизиатр, рентгенолог и  И. Каплун, практически сразу после основания комиссии вышедшая из её состава. От Московской Хельсинкской группы в комиссию входил Пётр Григоренко. При «Комиссии» были два психиатра-консультанта, А. Корягин и А. Волошанович, они за всё время работы (как сообщается в Интернете) освидетельствовали «55 диссидентов, которых освободили из психиатрических больниц или собирались поместить в них недобровольно»,  и «пришли к выводу, что изоляция этих людей не имела медицинских показаний, и начали кампанию за освобождение диссидентов, содержащихся в психиатрических больницах».  Я этих врачей не знаю, ничего не могу сказать об их профессиональной компетенции, но хочу верить, что они были правдивы. Но всё равно количество 55 человек по отношению «к тысячам заключенных, побывавших в советских спецпсихбольницах» (А. Подрабинек, “Карательная медицина”, 1979 г., стр. 105.)   не позволяет говорить о чем-то характерном, типичном, «повальном».  А ведь никто, кроме этих двух консультантов-психиатров «Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях», не имел морального права, в силу своей некомпетентности, судить о психическом здоровье «заключенных» в СПБ.

Основными авторами публикаций, в которых изложены «правозащитные» обвинения в злоупотреблениях психиатрией в политических целях, является А.П. Подрабинек («Карательная медицина»), А.С. Прокопенко («Безумная психиатрия»), А.И. Коротенко и Н. Аликина («Советская психиатрия: заблуждения и умысел»). Активно развивает и модифицирует эту тему Роберт  Ван Ворен, который превратил серьезную проблему взаимосвязи политических интересов и  психиатрии в пиар-бизнес – он спекулирует на этой теме, она стала главным источников его жизнеобеспечения и карьеры:  Роберт  Ван Ворен  — Главный исполнительный директор Глобальной инициативы по психиатрии, Почетный член Британского Королевского колледжа психиатров и почетный член Психиатрической Украинской ассоциации  в  2005 году  даже   был посвящен в рыцари  королевой   Беатрикс   из Нидерландов за работу в качестве правозащитника – и все это за разоблачения злодеяний карательной психиатрии. Можно ещё отметить буквально толпу «подпевал», которые слышали «звон» от основных хулителей, «но не знают, где он». Многие их публикации я читал, общее впечатление: они ходят прослыть «правозащитниками» против «психиатрического террора», представить себя знающими проблему, но то огромное количество путаницы и противоречий в их текстах, которые мне, как очевидцу тех событий, бросаются глаза,  дает основание полностью игнорировать их «труды». В целом же про все такие публикации следует сказать одно – они «хулительная карусель», хор «переподпевал».

Признаюсь, что начиная читать главные книги разоблачителей «карательной психиатрии» Подрабинека, Прокопенко, Коротенко и Аликиной, Ворена, Гузмана, Гушанского и иже с ними, я полагал, что действительно найду что-то документальное, реальную фактуру, а не голословное сарафанное радио: кто-то что-то из соседей по какой-то палате сказал.

Единственное, что я могу предположить в оправдание борцов с «карательной медициной», «безумной психиатрией» и т.п., это то, что они могли где-то действительно искренне заблуждаться. Заблуждались потому, что были спутаны своими информаторами или были исходно настолько одержимыми русофобией, идеями разоблачения карательной Системы, что просто не могли объективно разобраться в реалиях действительно сложной проблемы. И ещё: почти все из них не имели правильного представления о клинических проявлениях шизофрении, диагноз которой почти всегда устанавливался признанным больными и невменяемыми диссидентам. К сожалению, тоже можно сказать даже о коллегах-психиатрах, ставших профессиональными разоблачителями.