Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

К чему приводит практика Трансцендентальной Медитации. Часть 4

Опубликовано 30.09.2014

Ситуации, «инициирующие» психические заболевания

  •  4.6.5. Ситуации, «инициирующие» психические заболевания
  • 4.6.6. Резюме
5. Анализ специфических доказательств (главные темы)
  • 5.2. Характеристики эксмедитаторов, показывающих положительные или нейтральные результаты
    • 5.2.2. Социальные и личные характеристики
    • 5.2.3. Индивидуальные случаи в этой группе
  • 5.3. Характеристики изменений в представлении медитаторов о действительности
    • 5.3.2. Карма и стресс
    • 5.3.3. Позитивное и негативное влияние личной кармы на окружающую среду человека
    • 5.3.4. Значение эффекта гуру
    • 5.3.5. Резюме
  • 5.4. Характерные черты социального поведения медитаторов
    • 5.4.1. Социальное поведение медитаторов
    • 5.4.2. Социальные отношения медитаторов к немедитаторам

4.6.5. Ситуации, «инициирующие» психические заболевания

Доктор Ланг (D. Lang) исследует вопрос о возможном патогенном комплексе в молодежных сектах [культах]. В этом контексте он также рассматривает трансцендентальную медитацию. Используя истории болезни трех медитаторов, проявивших психотические тенденции, он в общих чертах описывает процесс развития болезни. Таким образом, он приходит к следующим заключениям.

 

«Псевдорелигиозная идеология сект и их вызывающие различные проблемы методики «пути внутрь» подходят, как ключ, к замку структур, предрасположенных к шизофрении».

 

Анализ нашего материала аналогично показал, что скрытые и явные патогенные структурные характеристики активизируются ТМ, и что возникает общее ухудшение психического склада.

Повышенная чувствительность и болезненность или слабость в личности медитатора создают необходимые предпосылки для выраженного психологического расстройства. Медитаторы в юности не развивают устойчивых и гибких отношений типа «один-на-один», а скорее закрепляются в эгоцентричном самовлюбленном измерении, которое расширяется на внутрифизический уровень в медитации, состоянии транса, и сливается с религиозным опытом «все-есть-одно».

Магнитофонная запись рассказа молодого человека в период юности показывает процесс деперсонализации и экстатического слияния с «законами природы»:

«... возрастающая концентрация или поглощенность самим собой, своего рода сосредоточенность на себе, вы концентрируетесь на своей нервной системе, вы заняты ею. Это меня не очаровывало, но интересовало.
Вы стараетесь полностью отгородиться от мира, я дал этому по-настоящему хорошее название «прекращение желаний». Поэтому я стараюсь остановить желания, воздействующие на меня, и, естественно, становлюсь очень спокойным, чем больше вы избавляете себя от желаний, тем больше это становится психологическим хобби. Другие люди не делали этого, но это интересовало меня, потому что желания играют большую роль, и вы замечаете их только тогда, когда не имели ни одного в течение долгого времени. Например, если я жил в темном доме в течение нескольких дней и затем вышел снова на свет, малейший луч солнечного света будет казаться почти божественным. Все относительно, и желания не значат абсолютно ничего....
Разрушение — потому что я заметил, что личность — это действительно всего лишь нечто такое, что подходит для внешнего мира и совершенно не интересно для меня ..., личность является бессмысленной, но необходимой для социального мира. Если я например, один на вершине горы, зачем мне там личность, но если вы отгораживаетесь от мира, то вы замечаете, что ваша собственная личность зависит от внешнего мира. Но если я прихожу к выводу, что внешний мир на самом деле не существует, только мое внутреннее существо? .... да, что означает что моя личность умирает — и что случается тогда — тогда есть уважение ко всей природе, молчаливая преданность этому мировому событию, божеству, что, возможно, и делают животные. Личность — это нечто полностью принадлежащее только человечеству». (2)

Этот отрывок магнитофонной записи рисует процесс деперсонализации посредством ТМ. В этом возрасте ТМ усиливает естественное стремление и интерес к открытию собственного «я» таким образом, что процесс самооткрытия направляется полностью в область внутренних личных процессов, которые затем интерпретируются согласно связанному с ТМ восприятию действительности пагубным для развития личности способом.

Ситуации, связанные со стрессом, приводят к патогенным проявлениям в результате недостатка нормального психологического настроя на то, чтобы справляться с такого рода стрессом. В случае, о котором шла речь выше, психическое заболевание возникло в результате длительного пребывания в чужой стране. Медитатор вступил в конфликт со своей глубоко запрятанной личностью, которую ему пришлось раскрыть в чужой стране. В случае с другим молодым человеком психологическое расстройство возникло после операции, которой он подвергся и которая была для него стрессовой. Отрывки из магнитофонной записи:

«В клинике соединились различные вещи: болезненность, которая является результатом ТМ, вместе с чувствительным настроем в чрезвычайной ситуации, ведут к такого рода результатам. Из-за болезненности возникает чрезмерная реакция на стрессовые ситуации, так действительно возникает возможность того, что вы страдаете от психоза, поскольку это похоже на своего рода цепную реакцию...
ТМ создал основное предположение, это как крушение или чрезвычайная реакция со стороны духа по отношению к вещам, страхи, которые скрыты в тебе. Основная потребность для этого — ТМ. Другие люди принимают наркотики, я считаю их тем же (как ТМ). Если бы я никогда не был в больнице, я, вероятно, никогда не переживал бы того, что я пережил. Если бы я никогда не занимался ТМ, я, вероятно, никогда не перенес бы того, что я перенес.
У меня не было лечение как такового, я просто принимал массу психолекарств, и меня временно отпустили по настоянию моих родителей; я не вернулся сразу в школу тогда. Я достаточно долго оставался дома». (2)

Ситуации, связанные со стрессом, с которыми люди обычно справляются без малейших трудностей, являются теперь катализатором для психологической болезни. Трансцендентальная медитация в форме практики медитации и измененного восприятия мира вместе с идеологией ТМ и проложили путь к психической болезни и, в конечном счете, вызвали её. Если процесс увеличивающейся чувствительности и одномерного эгоцентрического мышления достаточно развился, то даже малейшего элемента стресса в условиях хватит, чтобы вызвать болезнь.

4.6.6. Резюме

— До периода занятий ТМ физическое и психическое здоровье медитаторов примерно соответствует среднему состоянию здоровья населения в целом.

— Во время занятий ТМ 63% медитаторов имели физические жалобы. Из них наиболее обычными были жалобы на живот и кишечник, головные боли, бессонницу и боль в области шеи. Эти симптомы известны движению ТМ Однако движение оставляет это так, как есть, на уровне интерпретации религиозного индуистского характера, в действительности не предлагая никакой реальной терапевтической помощи.

— В 76% случаев имели место психологические расстройства и болезни, 9% медитаторов проходили терапевтическое лечение до стадии ТМ, 43% проходили психиатрическое лечение или должны были проходить лечение во время стадии ТМ

— Из психологических расстройств наиболее распространенными были усталость (63%), «состояния тревоги» (52%), депрессия (45%), нервозность (39%) и регресс (39%). 26% имели нервный срыв, и 20% выражали серьезные суицидальные тенденции. Психическая болезнь, существовавшая до занятий T.M, значительно усугублялась.

— ТМ может вызвать психическое заболевание или, по крайней мере, проложить дорогу к началу психической болезни. Отсутствие благоприятных возможностей лечения от последствий опыта медитации и/или измененного восприятия действительности создает подходящие условия для патогенных проявлений. К этому добавляется повышенная болезненность и растущая беспомощность личности медитатора, которая может развиться в полную деперсонализацию.

 

5. Анализ специфических доказательств (главные темы)

5.2. Характеристики эксмедитаторов, показывающих положительные или нейтральные результаты

5.2.2. Социальные и личные характеристики

«Я хотела сохранить свой брак, из-за этого я тратила время и деньги. Я думала, что этот период, через который проходил мой муж, пройдет. Сначала я пыталась справиться с ситуацией нормальным способом, но в этом не было никакого смысла. Тогда я решила, ну что же, займусь и я медитацией…». (2)

Брак закончился разводом.

В тех случаях, когда с ТМ ассоциировались впечатления положительного характера, процесс прекращения практики медитирования нередко становился куда более трудным. Согласно высказанным признаниям, имели место признаки отвыкания.

«Как только я прекратил ТМ медитацию, я понял, что зависел от неё. Дела были плохи. Стоило моей жене хоть немного меня рассердить, как я в изнеможении падал на пол. Я был более чувствителен, легко возбудим и много спал». (2)

5.2.3. Индивидуальные случаи в этой группе

«Я когда-то пробовал вступить в контакт с некоторыми из медитаторов, чтобы испытать и узнать их, но я быстро обнаружил, что они не были в этом заинтересованы. По мере того, как я серьезнее вовлекался в эту организацию, я выяснил, что те, кто медитировал в течение долгого времени, больше не имели почти никакого социального контакта с другими людьми: другими словами, чем больше ты погружаешься в это движение, тем больше ты отключаешься от внешнего мира.

В отличие от прежнего времени, я жил действительно изолированно, и старые контакты с людьми просто полностью изменились по характеру. Я всего лишь больше не интересовался теми вещами. Ты продолжаешь выслушивать проповеди о самореализации и космическом сознании». (2)

«В течение этого времени я много контактировал медитаторами (наставники и учителя ТМ), они не поддерживают абсолютно никаких отношений с другими людьми, я должен сказать это. Они никогда не выходят туда, где есть бедность и страдание, так как стресс (отрицательная карма) мог войти в них, а они не хотят этого ..., когда молодые люди выходят в мир и знакомятся с его суровостью, с жестокими фактами жизни, у них имеется естественная защита, не позволяющая этой жизненной жесткости одолеть их, но те, они стоят там, их система защиты полностью разрушена, и они совершенно беспомощны. Они не в состоянии (как медитаторы) идти собственным путем в мире. Они могут жить только в круге ТМ. Они нуждаются в защите толпы. Я обратил внимание в собственном случае на то, как быстро привыкаешь к какой-то определенной среде. Поскольку я — реалист, я сумел снова выбраться из этого.

«Я также обнаружил, что наставники уклоняются от проблемы, если существует угроза какого-то конфликта. Они фактически стоят за спиной другого (нейтрального) человека, который твердо стоит обеими ногами на земле. Наставники вообще не способны чего бы то ни было добиваться». (2)

«На примере своего посвящающего я обратил внимание, что как только люди становятся посвящающими, они думают только в соответствии с Махариши. Эти люди функционируют в уже существующей структуре. Абсолютная зависимость от мастера, учителя ТМ и во всем их мышлении... Я когда-то задал ему вопрос, но он не смог даже понять его, это было за пределами его мыслительного горизонта. Он настолько был пропитан Махариши, что сам все больше и больше растворялся в тени, а я не хотел, чтобы это случилось со мной. Я не хотел быть одной из марионеток Махариши... Я покинул движение...». (2)

5.3. Характеристики изменений в представлении медитаторов о действительности

5.3.2. Карма и стресс

Когда в ходе или после медитации медитатор чувствует себя нездоровым, он, согласно теории ТМ, «выходит из стресса». Такой диагноз ставят доктора ТМ

«Каждый раз, когда у меня были трудности, врач говорил мне, что я выхожу из стресса, что это была вполне нормальная реакция. Я избавлялся от многолетнего накопившегося стресса. Я говорил ему, что я очень серьезно болен и что, по моему мнению, у меня не в порядке кровообращение. Но он отрицал это... Мне следовало больше медитировать» (2)

Любой следующий путем «выхода из стресса» должен лично избегать всех возможных внешних причин стресса, так как атмосфера (вокруг него) могла вести к отрицательному накоплению и, следовательно, мешала его собственному развитию.

«Однажды из-за напряжения у меня заболела спина. Я хотел, чтобы кто-нибудь промассажировал мне спину, но никто этого не сделал, поскольку было заявлено, что это стресс и выход из стресса, и если мы сделаем это своими руками, тогда он (стресс) войдет в наши тела» (2).

Личный выход из стресса со стороны медитатора ведет в качестве следствия к сокращению контактов с людьми и сужению отношений.

5.3.3. Позитивное и негативное влияние личной кармы на окружающую среду человека

«Появляется чертова куча мыслей, и ты больше не обращаешь никакого внимания на них. По правде говоря, я перестал быть хозяином собственных мыслей; ты действуешь неестественно, а мысли вертятся у тебя в голове». (2)

5.3.4. Значение эффекта гуру

Отрицательная карма, отрицательные вибрации мира немедитаторов вызывают растущее нежелание иметь контакты с внешним миром, в зависимости от того, насколько важным медитатор считает собственный «выход из стресса», другими словами, свободу от негативных или плохих вибраций. Эффект Махариши обеспечивает идеальное оправдание ухода из общества, так как многие рассматривают в подобный шаг как наилучший поступок для собственного выхода из стресса и для вывода из стресса всего мира. Повседневное социальное общение заменяют медитационным созданием положительной атмосферы; то есть положительной кармы.

Поэтому для многих медитаторов существовала только одна цель: ликвидировать или уменьшить важность внешней реальности, чтобы суметь направить внимание полностью к внутренней реальности.

5.3.5. Резюме

Из материала, представленного относительно взгляда на реальность, видно, что основы изменения личности можно найти в теории ТМ. Восприятие медитаторов приобретает особые характерные черты, которые действуют как растущая сила на социальное физическое и психологическое поведение. Социальные контакты оцениваются медитаторами согласно критериям того, содействуют ли они позитивной или негативной карме. Представление о событиях в обществе в целом имеет значение только настолько, насколько оно подтверждает их собственный опыт медитирования. Медитаторы поддерживают контакт со своим окружающим миром по идеологическому мосту. Изоляция от мира встроена в теорию кармы и выражена в доказательствах, данных в этой главе.

Страх или тревога из-за стресса управляют и физической деятельностью. Физическая деятельность сокращается в пользу медитативного покоя. Все упражнения, как, например, «асаны», служат только физическим расслаблением для дальнейшей медитации.

«Всегда говорилось — отдых и деятельность, капитальная истина, отстаиваемая ТМ. Но что касается меня, то деятельности не было ..., те упражнения – это всего лишь псевдодеятельность». (2)

Психологический склад медитаторов, кажется, подвергается самому интенсивному влиянию, вызываемому представлением о реальности в том виде, как оно формируется учением ТМ. Все переживания во время медитации и в повседневном мире приобретают новый смысл. Отрицательная или положительная карма служат критериями для оценки опыта; где многие эксмедитаторов считали неприятные и пугающие образы узлами стресса, однако не сумели от этих образов освободиться и стали психически больными. Медитация соблазнительна в том смысле, что манит людей наклониться над краем колодца, где находится подсознание. Медитаторы надеются, что там они будут избавлены от отрицательной кармы. Из-за недостатка компетентной и квалифицированной заботы со стороны движения ТМ многие наклоняются слишком сильно и падают в колодец.

5.4. Характерные черты социального поведения медитаторов

5.4.1. Социальное поведение медитаторов

«Чем больше вы в это вовлекаетесь, тем исключительнее становится компания, и все вращается вокруг Махариши. Затем вы получаете от Махариши мантру для подготовленных участников движения. Он держит это в тайне, и из-за этого вы тем более зависите от него». (2)

Так это видит бывший учитель ТМ. В сфере влияния Махариши распределение позиций зависит от высоты самосознания. Она достигается все более и более продвинутыми методиками (учителя ТМ, сидхи), через более длительную медитацию и обходится чрезвычайно дорого для всех тех, кто стремится к таким позициям. Потраченные таким образом деньги служат, по мнению медитатора, не только для его собственного развитии, но также и для совершенствования его среды и даже общества. Поэтому социальные отношения, физическая причастность к исправлению других и общества становятся лишними, так как сама по себе медитация автоматически приведет к достижению желаемой цели.

Помимо давления на медитаторов с целью заставить их принимать все более активное участие в движении, они уступали сильному давлению как извне, так и изнутри, вынуждающему их подчиняться. Это подчинение было гарантией продвижения по службе, подъема по лестнице.

«Когда я пошел, они начали говорить о стиле прически и внешности. Внезапно выяснилось, что люди ТМ должны носить короткую прическу, а я сказал, что никоим образом не собираюсь даже думать об этом. Когда я сам участвовал в ТМ, люди начали менять свою внешность и застигли меня врасплох в рекламном смысле, потому что были послушны... Я заметил, как люди позволяют формировать себя по шаблону... Эта растущая строгая регламентация жизни раздражала [sic] меня...». (2)

Инициаторы ТМ усиленно проталкивают через намеренное структурирование групп готовность принимать внешнее давления, чтобы подчиняться. (см. 4.1.5)

Опрошенные оценивали поведение медитатора как поведение в изоляции. Это одиночество особенно отмечалось во время участия в курсах.

«Я как-то пробовал вступить в контакт с медитаторами, но быстро обнаружил, что их это не интересовало». (2)
«(Он) имел контакты только с медитаторами, и искал других (немедитаторов) для того, чтобы увлечь их занятиями ТМ». (1)

Отношения к людям тех же взглядов принимали иную форму, потому что они считали себя элитой и были уже частью движения. Здесь видно «сокращение социальных отношений до элитарного круга медитаторов» (24). Любой, кто стоит на грани, «ни внутри», «ни снаружи» и занимает нерешительную позицию, переживает изоляцию как часть кризиса «перехода». От этого кризиса либо уклоняются, либо его отвергают как несуществующий [sic]. Готовность заинтересованных в продвижении людей подчиниться соединяется со строгим ограничением «я» с точки зрения внешних сил, так что движение не терпит «промежуточной» позиции. Привлекательность продвижения заставляет многих подчиняться и приспосабливаться, а также закрываться от внешних влияний.

«Я знаю о женщине; она была домохозяйкой и очень одинокой. Она вернулась туда снова, чтобы найти себя и получить друзей. Она полностью зависела от этого. Она не могла больше обходиться без ТМ, и это были те люди, которых она искала. Люди, подобные ей, отдадут последнее, что имеют, только бы быть там. Одиночество подобных ей людей используется ими — они никогда не покидают это место, это действительно похоже на наркотик. Если они вдруг и выходят оттуда время от времени, то все вокруг ничего не значит для них...». (2)

5.4.2. Социальные отношения медитаторов к немедитаторам

«Действительных трудностей не было, но я дистанцировался от некоторых людей, потому что они были очень раздражительными, а я хотел избежать этой негативности, чтобы меня не перетащили на этот уровень. Всякий раз, когда я чувствовал отрицательные вибрации у определенных людей, я избегал их и прерывал контакт с ними». (2)

«Главная причина, по которой я покинул дом, заключалась в том, что благодаря этому я мог медитировать в тишине. За этим стояло и нечто самое важное для меня ..., дальнейшее продвижение..., до медитации у меня было много друзей. Когда я уехал из дома, они навещали меня, но я никогда не открывал дверь. Я хотел мира и тишины. По большей части я был один, и меня одолевали навязчивые мысли, не поддающиеся контролю. После я был очень угнетен и хотел только умереть...». (2)

«Когда я все еще медитировал и беседовал с людьми, у которых был иной взгляд на вещи, чем у меня, я всегда говорил себе: пусть болтают, они не такие знающие и передовые, как я; я никогда не пытался на самом деле выслушать их». (2)

«В результате моего медитирования возникли определенные последствия для семейной жизни. Я все больше и больше уходил в себя и больше не интересовался общением. В мои мысли вползло высокомерие, самонадеянность, и я думал, что мои родители в какой-то степени обладали не очень высокой ценностью, поскольку не испытывали того, что испытывал я, и вели стрессовую жизнь С тех пор я смотрел на них сверху вниз..., и я заметил, когда все активнее стал участвовать в движении, что те, кто давно медитировал, практически больше не имели никаких социальных контактов с другими людьми; другими словами, чем больше погружаешься в движение, тем больше отключаешься от внешнего мира». (2)

 

Институт молодежи и общества, Беншайм (Bensheim), ФРГ, 1980